О музее Музей посетителям Выставки Магазин Археология Издания Новости English
Искусство
Ирана
Искусство
Индии
Наследие
Рерихов
Искусство
Кавказа,
Средней
Азии и
Казахстана
Искусство
Центральной
Азии
Искусство
Сибири и
Крайнего
Севера
Искусство
Китая
Искусство
Юго-
Восточной
Азии
Искусство
Кореи
Искусство
Японии

Искусство
Кавказа,
Средней Азии и
Казахстана

— Декоративно-прикладное искусство Кавказа XVIII-XX веков
— Декоративно-прикладное искусство Средней Азии и Казахстана XVIII-XX веков
— Изобразительное искусство Средней Азии и Кавказа XX века

Декоративно-прикладное искусство Кавказа XVIII-XX веков

Кавказ с глубокой древности был своеобразным мостом, соединявшим Европу и Азию. Здесь складывались государства, оставившие заметный след в мировой истории. В IV в. Армения и Грузия принимают христианство. В период средневековье кавказский регион оказался на стыке христианского и мусульманского миров. Ислам, проникший на Кавказ в VIII веке вместе с вторгшимися сюда арабами, в горных областях продолжал свое распространение вплоть до XVIII столетия.

В настоящее время значительная часть горского населения исповедует ислам, который так и не смог полностью искоренить архаические культы: поклонение солнцу, горам, деревьям, огню, предкам.

Принято выделять два основных культурных региона Кавказа: Закавказье, где соседствуют три независимых государства: Грузия, Азербайджан, Армения; и Северный Кавказ, где расположены входящие в состав России республики: Адыгея, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкессия, Калмыкия, Северная Осетия, Чечня.

Сегодня на Кавказе проживают свыше 50 народов, и хотя Музей обладает значительным собранием этого региона, далеко не все кавказские народности смогли быть представлены в экспозиции. Объясняется это, неравномерностью самого состава коллекции.
В музейную экспозицию включены лучшие образцы традиционного искусства XVIII - первой половины ХХ века.

Среди предметов бытового назначения показаны ювелирные украшения, оружие, медная и глиняная посуда, детали одежды, вышивки, ковры и войлоки, созданные мастерами Грузии, Армении, Азербайджана и Дагестана. Именно эти регионы представлены в экспозиции.

Художественная обработка металла является одним из основных традиционных видов искусства народов Кавказа. При создании изделий из металла мастера использовали сочетание разнообразных техник - ковки, чеканки, гравировки, штампа, черни, инкрустации, золочения. Форма и декор металлической посуды определялся национальной традицией. Грузинские и армянские мастера могли позволить себе использовать серебро для изготовления разнообразной утвари. В экспозиции привлекают внимания грузинские серебряные кувшины каркара с витой изогнутой горловиной, при разливании вина издающей звуки, напоминающие воркование голубей. Как воспоминание об античном культе Диониса, в декоративном оформлении винных сосудов часто возникают изображения фавнов. На черпаке для вина азарпеши мастер прочеканил фигурку сатира, держащего кубок и посох, в окружении кистей винограда. На другом металлическом сосуде - фляге для вина с одной стороны изображен танцующий фавн. Крышка фляги выполнена в виде совиной головы.

Среди изделий из серебра, созданных армянскими мастерами, выделяется чаша для причастия (1737 г.), украшенная рельефной чеканкой.

Техника чеканки, дополненная гравировкой, получила широкое распространение в изготовлении медной утвари азербайджанского селения Лагич. Медная посуда ценилась очень высоко и зачастую составляла единственное богатство семьи, ведь мусульмане в быту не пользовались посудой из драгоценных металлов. Кувшины для воды, чаши, подносы, шлемовидные крышки на чаши с пловом, украшались орнаментальными фризами с растительными узорами, изображениями животных и человеческих фигур. В орнамент искусно вплетались арабские надписи.

Из глубины веков пришла и форма литого бронзового светильника чирах. Непременное украшение светильника - скульптурное изображение птицы, символа неба, солнца и света. Такие бронзовые светильники встречались как в Азербайджане, так и в Дагестане.

Дагестанская медно-чеканная утварь отличалась архаичностью формы и лаконичностью декора. В экспозиции представлен большой водоносный кувшин мучал кубачинской работы.

Оружие для горца испокон веков было предметом особой гордости. Ножны, рукояти кинжалов и шашек, стволы пистолетов украшались тонким гравированным орнаментом, золотой насечкой, чернью и золочением. Особенно высоко ценилась кубачинская работа. Дагестанские мастера из горного селения Кубачи специализировались на художественном оформлении оружия. Сюда поставлялись готовые клинки, одевавшиеся златокузнецами в серебряное обрамление. Каждый рисунок имел свое название. Излюбленными мотивами были тута - ветвь и мархарай - заросль.

Ковер с изображением павлина.
Кавказ, Карабах, 1925 г.
Шерсть, ворсовое ткачество.

Ковер «Щит-Казах».
Кавказ, Казах, XIX век.

Ковер «Щит – Севана».
Кавказ, Казах, XIX - XX век.

Ювелирные украшения составляли неотъемлемую часть традиционного костюма всех народов Кавказа. Украшения выполняли важную символическую роль - служили оберегами, знаками принадлежности к определенной этнической и социльно-возрастной группам. Диадемы на головные уборы, налобные, височные подвески и серьги, пряжки для поясов и персти выполнялись в традиционных ювелирных техниках. В репертуар традиционных орнаментальных мотивов входили разнообразные символы плодородия: изображения птиц, граната, миндаля, рогов, ромбов.

Большим разнообразием отличаются дагестанские серебряные украшения. Кубачинские перстни и браслеты обильно инкрустированы бирюзой, сердоликом, жемчугом. Аварские височные и налобные украшения с множеством цепочек и подвесок предназначались для женских головных уборов.

Важнейшим элементом костюма жителя Кавказа были пояса, собранные из литых или штампованных сегментов, с красивыми пряжками, украшенными рельефными узорами с чернью и позолотой.

В экспозиции представлены ажурные золоченые пояса армянской работы; азербайджанские пояса, украшенные цветными камнями, зернью, эмалями; грузинские серебряные пояса; дагестанские пояса с огромными пряжками, покрытыми тонким кружевом черни.
Керамика, выполненная местными гончарами, использовалась в быту и служила украшением жилища. В традициях средневековой грузинской керамики созданы глиняные глазурованные сосуды для вина, тарелки, миски, светильники, а также кахетинские кувшины и чаши с красно-коричневой росписью ангобом.

В разделе Армении представлены глиняные солонки агаманы в форме женской фигуры. Подобные сосуды известны с глубокой древности, возможно, они символизировали богиню плодородия.

Ковер.
Кавказ, Ширван, конец XIX века.

Ковер с радужной аркой.
Ширван, вторая половина XIX века.

Ковер «Зейхур».
Куба, вторая половина XIX века.
Шерсть, ворсовое ткачество.

Среди изделий дагестанских гончаров особый интерес вызывает керамика лезгинского селения Кала, разрушенного в период татаро-монгольского завоевания. Подглазурная роспись кувшина и блюда из селения Кала образует своеобразный узор в виде извивающейся змеи. Также в экспозиции можно увидеть знаменитую керамику испик, изготовление которой прекратилось к началу ХХ в. Центр производства кермики этой группы до сих пор не известен. Первоначально предполагалось, что эти странные блюда, чаши и кувшины, покрытые переливающимися потеками глазури, производились в селение Испик. Хотя эти сведения не подтвердились, за керамикой этого стиля закрепилось ошибочное название. Ее отличительной чертой является рельефный рисунок по борту с изображением геометрических и растительных мотивов, животных и птиц. Подобные блюда имели сакральное значение и использовались в ритуалах, призванных уберечь человека от сглаза.

Деревянная утварь также широко использовалась в быту кавказских народов. Мерки для зерна и муки, прялки, и посохи, солонки и черпаки украшалась резьбой с архаичными узорами. В Дагестане большая роль отводилась поставцу для ложек учалтон, который можно увидеть в экспозиции. Учалтон считался главным оберегом семейного благополучия.

Искусство вышивки на Кавказе получило развитие в разных формах народного творчества. Музей располагает небольшой коллекцией дагестанских вышивок XVIII - XIX вв., известных по названию села Кайтаг, где они были найдены. Небольшие по размеру вышитые покрывала имели ритуальное значение - участвовали в поминальных обрядах, а также использовались как обереги «от злого глаза», ими накрывали люльку с младенцем. Передавались эти вышивки только по мужской линии. Вышитые некрученым шелком узоры обозначали древние забытые символы, иногда повторяли рисунки дорогих турецких тканей.
Еще одним заметным явлением в искусстве вышивки были азербайджанские «посольские скатерти», которые якобы дарилась иноземным гостям в особо торжественных случаях. Издали подобные скатерти напоминают мозаичные панно с центрической композицией. Шитье цветными шелками дополняется аппликацией из разноцветных кусочков сукна. Создавали эти вышивки только мужчины.

Ковер «Зейхур».
Кавказ, Куба, начало XX века.
Шерсть, ворсовое ткачество.

Вышивка
Дагестан, с. Кайтаг, XIX в.
Лен, вышивка шелком.

Мастерство вышивальщиц находило применение в традиционном костюме разных народов Кавказа. Вышитый растительный узор украшает парадный женский полукафтан архалыг, представленный в азербайджанской разделе. Золотые и серебряные нити придают костюму красочность и нарядность.

Золотошвейный узор обрамляет края армянского праздничного платья. Обязательная деталь одежды армянки из Ахалциха - бархатный передник. Его нижние углы расшиты золотыми нитями узором бутта. Передник завязывался пришитым к нему тонким тканым шелковым пояском, на котором вытканы разного рода благожелательные надписи.

В разделе Грузии представлен хевсурский костюм, где вышивка выполняет роль оберега и украшения. Ей присущи глубокие, насыщенные цвета сдержанной гаммы: черный, темно-синий, бордовый, зеленый.

Европейское влияние заметно в растительном орнаменте женского городского костюма центральной Грузии. Шитье выполнено по дорогим фабричным тканям - шелку и бархату шелковыми и золотыми нитями.

На Кавказе издавна процветало и ковроделие. Ковры изготавливались для домашнего обихода, служили предметом торговли, ими выплачивали дань. Ковры могли быть единственным украшением интерьера, иногда заменяя собой мебель. В большие мешки мафраши укладывалась постель; хурджуны использовали для перевозки продуктов и утвари; завесы зили закрывали ниши; паласы застилали земляные полы.

Особую известность в ковроделии Азербайджана получили ворсовые ковры из Казаха, Ширвана, Кубы, Баку, Карабаха. Ковер ширван обладает изысканной цветовой гаммой, заполнен сложным узором, включающим условные, сильно геометризированные изображения птиц и животных. Молитвенный коврик гянджа-казах украшен растительным орнаментом в характерных оливково-зеленых тонах.

На Кавказе в XIX веке ковроткачество достигло выского уровня. Большое распространение здесь получили безворсовые ковры карпеты. Геометризованный орнамент карпет включает мотивы растительного характера, изображения животных, птиц, а также многочисленную символические узоры: кресты, свастики, лабиринты, солярные знаки. В экспозиции показаны сумка для соли агаман и переметные мешки для перевозки вещей, сделанные из карпетной ткани.

Постоянная экспозиция декоративно-прикладного искусства Кавказа в полной мере отражает состав собранной музеем коллекцией, в которой лучше всего представлено искусство Дагестана и Азербайджана.

В музее также представлен раздел, посвященный археологии Кавказа: http://www.arcaucasica.ru/

Декоративно-прикладное искусство Средней Азии и Казахстана XVIII-XX веков

Средняя Азия, благодаря своему географическому расположению в самом центре азиатского континента – рядом с могущественными цивилизациями Китая, Индии, Ирана многие века являлась посредником в торговом и культурном обмене между Востоком и Западом. Здесь соприкасались и взаимодействовали два мира – оседлых земледельцев и кочевников. В период раннего средневековья сюда проникают тюрки, потеснив древнее ираноязычное население. За среднеазиатским регионом, где продолжают бок о бок жить народы, говорящие как на тюрских, так и на иранских языках, закрепляется название Туркестан («Страна тюрков»). Ислам, начавший распространяться в Средней Азии еще в VIII веке, в большей степени оказал влияние на искусство городского оседлого населения Туркестана. В степях, пустынях и горных ущельях население сохраняло самобытность традиционной культуры.

В XIX веке, а именно к этому времени относится большинство музейных экспонатов, на территории Средней Азии существовали три ханства Кокандское, Бухарское и Хивинское, поделившие между собой сферы влияния в окружающем регионе. Туркмены, казахи, каракалпаки и киргизы придерживались традиционной родоплеменной структуры, образуя племенные союзы, поддерживая добрые отношения или враждуя с соседними ханствами. Во второй половине XIX века произошло присоединение края к России, в результате на политической карте возникло Туркестанское генерал-губернаторство, под непосредственным управлением царской администрации, и Бухарский эмират, сохранивший прежнюю систему правления, но признавший протекторат русского царя.

Блюдо
Узбекистан, г. Риштан, XIX - XX вв.
Керамика, роспись, глазурь.

Блюдо «чини»
Узбекистан, г. Риштан, XIX - XX вв.
Керамика, роспись, глазурь.

Чаша «коса»
Узбекистан, г. Риштан, XIX - XX вв.
Керамика, роспись, глазурь.

Эти важные события незамедлительно сказались на традиционном искусстве, испытавшем на себе мощное культурное влияние Запада. В то же время просвещенная европейская публика заинтересовалась необычным и ярким искусством Туркестана. В Петербурге, Москве, Париже, Лондоне и Нью-Йорке на проводившихся в начале XX века кустарно-промышленных выставках произведения среднеазиатских мастеров вызывают изумление и восторг.

Тесно связанное с жизненным укладом, обычаями народа, традиционное искусство одухотворяло быт людей. С наибольшей полнотой и последовательностью эстетические идеалы народов Средней Азии и Казахстана проявились в художественном оформлении интерьера традиционного жилища - юрты кочевников и дома земледельцев, где органично сочетались различные виды искусства - ковроткачество и вышивка, художественная металлообработка, керамика и резьба по дереву.

Ковры и ковровые изделия изготовлялись в Средней Азии повсеместно, но мировую известность по праву снискали туркменские. Их ценили за высокое качество, ясность орнаментальных композиций и изысканность колорита. Кочевой быт определил многообразие ковровых изделий. Ковры использовались в дни торжеств и в повседневной жизни; заменяли мебель и утварь; ими застилали полы юрт и мечетей; на них молились; ими пользовались для хранения и перевозки всевозможных предметов домашнего обихода; закрывали вход в юрту, украшали верблюдов во время свадебных церемоний.

Чаша «бадия»
Узбекистан, Хорезм.
Вторая половина XIX в.
Керамика, роспись, глазурь.

Блюдо
Узбекистан, Бухара, сер. XIX в.
Керамика, роспись, глазурь.

Блюдо
Узбекистан, Бухара, сер. XIX в.
Керамика, роспись, глазурь.

В туркменском разделе экспозиции представлены наиболее ценные и характерные образцы ковроткачества туркмен. Особый интерес вызывает небольшой коврик энси, сотканный одним из туркменских племен текинцами в XVIII веке. Он предназначался для украшения лошади.

Другим видом творчества кочевников, связанным с устройством и художественным оформлением юрты, было изготовление войлоков. Оно получило наибольшее развитие в Казахстане и Киргизии, в меньшей степени в Туркмении и Каракалпакии. Повсеместно изготовлялись большие постилочные кошмы с вкатанными узорами. В Киргизии и Казахстане создавались войлочные ковры, исполненные в гораздо более сложной и трудоемкой аппликационной технике. В экспозиции помимо войлоков с крупными узорами, выполненных мозаичным способом, представлены два вышитых войлочных ковра из Южной Киргизии. Раздел Казахстана и Киргизии дополняют лицевые части сумок – это небольшие ворсовые ковровые изделия или вышивка по коже.

Заметное место в оформлении народного жилища занимали вышитые изделия. Вышивка была одним из самых древних и массовых видов искусства. У земледельцев и кочевников существовали свои особые виды вышитых изделий. В Киргизии и Казахстане вышивали по коже, войлоку и сукну. В колорите кочевнических вышивок использовалась ограниченная цветовая гамма. В быту земледельцев – таджиков и узбеков получили широкое распространение крупные декоративные вышивки сузани. Известными центрами, где изготовлялись сузани, были Бухара, Самарканд, Шахрисабз, Нурата, Ташкент, Ура-Тюбе. Почти до конца XIX века в искусстве вышивки господствовал живописный стиль. В разделе музейной экспозиции, посвященном Узбекистану, представлены сузани - свадебные покрывала разных ремесленных центров; показаны образцы художественного текстиля. Обратим внимание на покрывала с «размытыми» узорами - это икаты – шелковые или полушелковые ткани, окрашенные способом резервации нитей основы. Из таких живописных шелков шили праздничные халаты жители всего Туркестана. Еще большей популярностью пользовались в народе разнообразные полосатые ткани бекасабы.

Блюдо
Узбекистан, Шахрисябз, сер. XIX в.
Керамика, роспись, глазурь.

Блюдо
Узбекистан, Бухара, сер. XIX в.
Керамика, роспись, глазурь.

Завеса на нишу «такъяпуш»
Узбекистан, Бухара, сер. XIX в.
Х/б, шелк, вышивка, шов – «тамбур».

Дорогие одеяния придворной знати украшались золотым шитьем. По заказу эмира создавалась мужские золотошвейные халаты, которые эмир даровал своим приближенным, конское убранство, молитвенные коврики, всевозможные завесы и покрывала для дворцовых покоев.

Традиционный костюм до начала ХХ века сохранил немало архаических черт. Мужской, женский и детский костюм у всех слоев населения, как у кочевников, так и оседлых земледельцев имел общую основу. Костюм состоял из одних и тех же видов платья: нижней рубахи, штанов и верхнего халата. Свободная цельнокроеная одежда с боковыми разрезами внизу не стесняла в движениях при ходьбе и езде верхом, позволяла непринужденно сидеть на полу и легко переносить температурные контрасты, свойственные континентальному климату Средней Азии.

При создании экспозиции показаны отдельные образцы традиционной одежды как самостоятельные произведения народного искусства. Женский костюм обязательно дополняли ювелирные изделия. Состав и количество украшений определялись этнической принадлежностью, возрастом и социальным статусом. Самым полным был свадебное убранство. Оно состояло из наголовных, налобных украшений, височных и накосных подвесок, парных браслетов, перстней и нашивных амулетов. XIX век был эпохой серебра. Среднеазиатский ювелир заргар превосходно владел разнообразными декоративными и техническими приемами, используя позолоту и чернь, зернь и резьбу, гравировку и штамп, чеканку и инкрустацию цветными вставками.

Свадебное покрывало «сюзани»
Узбекистан, г. Нурата, XIX в.
Х/б, шелк, вышивка, швы – тамбур и гладь вприкреп.

В традиционном быту народов Узбекистана керамическая посуда считалась богоугодной, в отличие от посуды из золота и серебра. В экспозиции показана, как сине-бирюзовой керамика Ферганы и Хорезма, так и живописные блюда из Гиждувана, Шахрисябза, Бухары, выполненные в темной гамме бурых, желтых и зеленых тонов. В Горном Таджикистане изготовлением посуды занимались женщины, лепившие разнообразные сосуды вручную без применения гончарного круга. Рядом с архаичными лепными кувшинами выставлены глиняные «чудища» - это свистульки, делавшиеся таджикскими мастерами для базаров во время Навруза – древнеиранского праздника Нового года, по традиции отмечаемого ранней весной.

В экспозиции также представлены все типичные формы узбекского художественного металла: афтаба - кувшин для воды с высоким горлом, чойдиш - сосуд для кипячения воды, пузатые чайники для заварки, роскошные приборы для умывания, чилимы – туркестанские кальяны. Вода для питья и вино подавались в специальных кувшинах в виде уточки урдак. Парадная посуда изготовлялась из бронзы и латуни, покрывалась изящной гравировкой в виде растительных узоров. По характеру орнаментации можно определить место производство изделия; иногда на литой красиво изогнутой ручке удается различить дату изготовления сосуда или имя мастера.

Высокое совершенство кузнечного ремесла проявлялось при изготовлении холодного оружия – ножей, шашек и сабель. Клинки могли привозиться из Ирана. Ножны и рукояти украшались местными ювелирами.

Постоянная экспозиция Средней Азии в здании музея на Никинском бульваре была открыта в 1994 году. К этому времени в музее сформировалась значительная коллекция традиционного искусства народов Средней Азии (около 7 тысяч экспонатов). К сожалению, раздел экспозиции, посвященный искусству киргизов, казахов и каракалпаков, по разнообразию и полноте уступает разделам Узбекистана и Таджикистана.

Изобразительное искусство Средней Азии и Кавказа XX века

Коллекция изобразительного искусства Кавказа и Средней Азии начала формироваться в 1930-е и теперь насчитывает более 6000 произведений. Небольшая по объему экспозиция показывает избранные живописные, графические и скульптурные работы, созданные уроженцами этих регионов, а также русскими художниками, связавшими свою судьбу с Востоком.

Постоянная экспозиция «Изобразительное искусство Кавказа и Средней Азии XX в.»

Произведения сгруппированы в соответствие с временем их создания, национальной принадлежностью, и отражают как общие тенденции развития искусства Кавказа и средней Азии в ХIХ–ХХI веках, так и национальное своеобразие, обусловленное историческими традициями.

Периодически обновляемые графические произведения дополняют представление о путях развития изобразительного искусства регионов и творчестве отдельных мастеров.

На территориях Кавказа и Средней Азии в XIX веке глубокие и самобытные художественные традиции Востока встречались с искусством Запада. Но если в христианских Армении и Грузии это взаимодействие происходило более органично, то в мусульманских регионах, где в силу определенных ограничений сложился условный, декоративно-символический язык искусства, изобразительное искусство в европейском понимании сложнее прокладывало себе дорогу. Однако это побуждало талантливых художников к поискам путей синтеза разных художественных систем, что давало интереснейшие результаты.

Экспозиция открывается полотнами живописцев, работавших в ХIХ и начале ХХ века в Тифлисе — административном центре Закавказья, который являлся очагом художественной жизни всего региона. Кроме грузин, здесь жили и создавали художественные произведения представители самых разных кавказских народностей. Здесь работал Геворк Башинджагян – первый пейзажист Кавказа, окончивший Академию художеств в Петербурге. Неизвестным тифлисским художником в первой половине XIX столетия был написан «Портрет князя Томаса Орбелиани». Манера его написания архаична и свидетельствует о стремлении мастера использовать приемы европейской живописи.

Неизвестный художник.
Портрет князя Орбелиани.
Начало XIX в.
Холст, масло

Самым ярким тифлисским портретистом XIX в. стал Акоп Овнатанян. Он принадлежал к династии ремесленников-нагашей, расписывавших храмы и украшавших изображениями и орнаментами страницы манускриптов. Работая в технике масляной живописи, он соединял реалистическую манеру с утонченностью и детализацией которые свойственны миниатюре.

Акоп Овнатанян.
Портрет Караджана.
1830–1840-е. гг
Холст, масло

С Тифлисом связана жизнь и творчество самобытного грузинского художника Нико Пиросманашвили. Смелость и простота, с которой Пиросмани уверенными и бережными касаниями кисти, иногда только контуром, «извлекал» из глубины черной клеенки фигуры и предметы, торжественная атмосфера застолья, воскрешающая в памяти христианскую иконографию и архетипические образы не только грузинской культуры, восхищают и по сей день.

Нико Пиросманашвли.
Кутеж.
1905–1907-е. гг
Клеенка, масло

Армянское искусство ХХ века представлено полотнами Мартироса Сарьяна, среди которых выделяется «Улица. Проходящие» – вариант, написанный художником взамен погибшей при пожаре парижский работы. Со временем, сарьяновские натюрморты, портреты, пейзажи, в которых мастер стремился, по его словам, к передаче первоосновы предмета или явления, избегая компромиссных полутонов, стали «эталонными» пластическими образами Армении.

Мартирос Сарья.
Улица. Проходящие.
1929 г.
Холст, масло

Другое направление армянской живописи представлено работами Эрванда Кочара, которые, вместе с произведениями Ладо Гудиашвили, Уча Джапаридзе и Дмитрия Квирикашвили дают представление о модернистских тенденциях, захвативших художников Кавказа в начале ХХ века.

Армянская живопись второй половины ХХ века представлена работами трех выдающихся художников: Минаса Аветисяна с его монументально-эпическими образами, Акопа Акопяна, тяготеющего к сюрреализму и мистичного Мартына Петросяна.

Акоп Акопян.
Улица. Ленинакан.
1965 г.
Холст, масло

Работы осетинских скульпторов Димы Томаева и Лазаря Гадаева и азербайджанца Фазиля Наджафова знакомят зрителя с тенденциями этого вида искусства на Кавказе во второй половине ХХ века.

Изобразительное искусство в Средней Азии получает развитие в конце ХIХ века после присоединения этого региона к России. Основоположниками станковой живописи здесь явились русские художники. Одним из них был самаркандец Лев Бурэ, сторонник документально точного воспроизведения увиденного.

Приехавший в Среднюю Азию в начале 1930-х Павел Беньков развивал традиции пленэрной живописи. Живописному ощущению натуры верен был и Семен Чуйков, стоявший у истоков киргизской живописной школы.

Лев Бурэ.
Двор медресе Шир-Дор в Самарканде.
1913 г.
Холст, масло

В отличие от них уроженец Туркестана Александр Николаевич Волков стремился соединить традиции восточного искусства – символического, условного, свободного от необходимости следовать за натурой и достижения русского и европейского авангарда.

Александр Волков
Караван
1922–1923-е гг.
Холст, масло

Особенно радикальными были его пластические эксперименты на рубеже 1920–1930-х., частично отраженные в экспозиции. Среди его учеников и последователей в ранний период творчества был и Урал Тансыкбаев.

Выпускник ВХУТЕМАСа Александр Николаев, приехавший в Туркестан в начале 1920-х, стремясь глубже понять духовно-религиозные особенности местной культуры, изучал суфизм (мистико-религиозное течение в исламе) и взял новое имя Усто Мумин, что переводят как «мастер уверовавший, покорный». Его стиль обнаруживает черты соприкосновения «старого» искусства Востока и Запада: миниатюры, живописи раннего итальянского Возрождения, иконописи.

Выдающимся российским художником первой половины ХХ века, связавшим свое творчество с Туркменией, был Рувим Мазель. Из школы, основанной им в Ашхабаде, вышел первый туркменский профессиональный живописец Бяшим Нурали.

Среднеазиатская скульптура ХХ века представлена произведениями Дамира Рузыбаева и Александра Волкова.

Творчество многих русских художников оказалось неотделимо от Кавказа и Средней Азии. Яркие и самобытные образы Востока запечатлели в своих работах живописцы и графики разных поколений: Александр Шевченко, Людмила Бакулина, Сергей Герасимов, Роберт Фальк, Ольга Соколова, Валерий Волков, Евгений Кравченко и другие.